Совместная программа
Компания «TНК-BP Коммерс» Международный благотворительный фонд «Украина 3000»
UKR RUS ENG
Поиск
Новости О программе Родителям Профессионалам Детский конкурс Публикации Отзывы Полезные ссылки Контакты
О ДЦП Полезные материалы Реабилитация и лечение Центры реабилитации
АР Крым Винницкая область Волынская область Днепропетровская область Донецкая область Житомирская область Закарпатская область Запорожская область Ивано-Франковская область Киевская область Кировоградская область Луганская область Львовская область Николаевская область Одесская область Полтавская область Ривненская область Сумская область Тернопольская область Харьковская область Херсонская область Хмельницкая область Черкасская область Черновицкая область Черниговская область Киев Севастополь
ФотогалереяФотогалерея
Фотогалерея
 
Международный благотворительный фонд «Украина 3000»
 
От больницы к больнице
 
Музейное пространство Украины
 
 Детская больница будущего
 
Уроки истории
Главная Родителям Полезные материалы Наталия Крук – единственная в Украине адвокат, которую клиенты носят в суд... на руках

Наталия Крук – единственная в Украине адвокат, которую клиенты носят в суд... на руках

 

             

Она не любит трех вещей: жалости к себе, необязательности и вялого течения жизни. Впрочем, ее жизнь скучной никак не назовешь. Как-то в свой день рождения Наташа прыгнула с парашютом с высоты 4200 метров. Причем тот факт, что до этого она двадцать пять лет не вставала с инвалидной коляски, ее нисколько не смущал.

Фото отчаянной парашютистки, парящей в небесах, я увидела в одной из газет и решила узнать: кто была эта девушка, как сложилась ее дальнейшая судьба?

Наташа ожидала меня в своей просторной ухоженной квартире на 14 этаже одной из киевских многоэтажек. С момента своего поистине легендарного прыжка она изменилась: похудела, подобрала строгую оправу для очков, остригла роскошные белокурые локоны. В комнате, где она живет, царит уют и порядок. Пока мама Наташи Валентина Алексеевна заваривала нам зеленый чай с жасмином, я разглядывала фотографии на книжных полках. На одном из фото рядом с Наташей улыбалась девушка, похожая на нее, как две капли воды.

– Это моя сестра-близнец Людмила, – объяснила Наталия. – Но она ходит.

– Извините, вы можете рассказать, что с вами произошло?

– У мамы были тяжелые роды. Я была крупнее, чем сестра, шла первой и все взяла на себя. Произошла родовая травма. А сестричка после меня вышла очень быстро – она была вдвое меньше. Мы родились крошечными. Семимесячными. Врачи нас выходили. Но в полгода я заболела. Врачи прокапали мне лекарство, которое было не нужно в тот момент. Меня скрутило, и все... Родители меня долго лечили, но на ноги я так и не встала.

В возрасте восьми-девяти лет не могла пройти, чтобы меня не обидели сверстники. Дети дразнили, обзывали калекой. Когда сестра привозила меня домой и я жаловалась родителям, они говорили: «Наталочка, не переживай! У тебя ножки больные, а у тех детей – головка!» Семья меня очень поддерживала. Но в то же время в доме не было никаких причитаний, излишней жалости и опеки. А когда ребенок не может ходить, не может есть самостоятельно и его надо кормить с ложечки, не может причесаться и одеться, не может даже перевернуться в постели, из него легко сделать безвольное капризное существо. К счастью, благодаря родителям я, кажется, выросла нормальным человеком.

– У вас не было обиды на судьбу: почему сестра родилась здоровой, а вы нет?

– Я даже никогда так не ставила вопрос. У нас с сестрой очень теплые отношения. Мы все детство были вместе: общие друзья, кинотеатры, дискотеки. Правда, она недавно вышла замуж и немного отдалилась от меня. Ну на очень немного. (Смеется.) Люда с мужем живет в соседней комнате.

– Зато я часто задумывалась, почему так случилось, – подключается к разговору Людмила, сестра-близнец Наталии. – Наверное, Бог знал, что у меня будет мягкий характер, и я не выдержу этого испытания. Так, как Наташа, я не смогла бы. Она очень сильная и упрямая.

«Я КРИЧАЛА: «БОЖЕ, НЕУЖЕЛИ ЭТО НЕ СОН?»

– Ваш прыжок с парашютом... Это был какой-то символический акт, вызов судьбе?

– Я никогда никому ничего не доказываю. Я просто ЖИВУ. Но, когда сказала своим знакомым, что мечтаю прыгнуть, они ответили: «Это невозможно! Тебе не разрешат!» Действительно, в прессе когда-то писали об одном украинском инвалиде-спинальнике, который хотел прыгнуть с парашютом, но ему запретили местные власти, поэтому он поехал в Россию и осуществил там свою мечту. Я не стала ни у кого спрашивать разрешения. У меня крепкое сердце, с вестибулярным аппаратом все в порядке. К счастью, нашлись и люди, которые профинансировали мой прыжок.

Я прыгала в Бородянке Киевской области, где базируется парашютный спортивный клуб университета физкультуры «ПАРАСКУФ». На меня надели снаряжение, сняли с коляски и посадили на порожек входа в самолет. Инструктор Олег сел сзади, прикрепил меня к своей груди, обхватил ногами и подтянулся со мной в самолет.

– То есть, вы были к нему прикреплены, как детеныш к кенгуру?

– Именно так. Ведь ни выдернуть кольцо, ни приземлиться на ноги я в силу своего физического состояния не могла. Когда уже были в салоне самолета, Олег сказал другим парашютистам: «Команда, поддержите самоотверженную девушку!» А я ему кричу: «Я не самоотверженная девушка, я девушка без башни!» (Хохочет.) Мы шли последними – прыгали в тандеме. Есть специальный тандем-парашют, который выдерживает двоих.

Самое невероятное ощущение, когда стоишь на краю самолета. Высота 4200 метров, внизу облака, как густая тайга без конца. И надо шагнуть в эту бездну...

Мы прыгнули. Олег сначала пошел вниз головой, а потом перевернулся на спину. У нас было семьдесят секунд свободного полета, пока парашют не раскрылся. И вот он раскрылся. Я: «Ах!» – и обмякла. Ведь в тот момент инструктор чуть освободил мне ремни, чтобы было легче дышать, и воздух рванулся в легкие. Он спрашивает: «Наташа, тебе не плохо?» «Нет, – говорю. – Мне хорошо!»

Ветер хлещет, щеки раздуваются, как в фильме у Джеки Чана, глаза невозможно открыть. Вижу: оператор летит, снимает. Я хотела помахать рукой родителям, как обещала. Но вспомнила, что в полете нельзя болтать руками, потому что ветер их может вывернуть, и быстренько прижала их к себе.

– Страха не было?

– Нет. Я даже поговорила со своим инструктором во время полета. «Боже, неужели это не сон?» – кричу. Слышу откуда-то сверху: «Нет, Наташа. Это не сон!..» Прямо как голос Господа. (Смеется.)

– Какой была посадка?

– У меня лично она была очень мягкой – на инструктора. (Улыбается.) Все ко мне бежали, спрашивали, что и как. Я ответила: «Словарь на девяносто тысяч слов – это убожество по сравнению с тем, что я испытала». После прыжка с парашютом все решили, что я успокоюсь. Но я заявила родным и друзьям, что мне еще очень хочется покататься с байкерами на мотоцикле, полетать на дельтаплане, нырнуть в море с аквалангом.

– Вы смелая девушка! А какое-нибудь более безобидное занятие искать не пробовали?

– Безобидное занятие есть – стихи. Я даже выиграла конкурс Джорджа Сороса и опубликовала сборник стихов «Сон». Но этого мало. Я без экстрима – не я.

«ХОЧУ РЕБЕНКА, НО НЕ ХОЧУ ЗАМУЖ»

– Мой знакомый признался, что инвалидная коляска освобождает его от необходимости «делать жизнь». Он выращивает цветы, увлекается философией, занимается духовным совершенствованием и находит определенные плюсы в таком положении вещей. Правда, пока он «совершенствуется», его старые родители работают на трех работах.

– Это ошибка – избегать жизни. Считать, что, если ты болен, значит и напрягаться не стоит. Еще в четвертом классе я посмотрела фильм «Анискин и Фантомас» и решила, что буду участковым милиционером. После 10 класса сестричка Люда пошла учиться в медицинский на педиатра. У нас папа хирург, и сестра решила продолжить семейную традицию. А я поступила на заочное отделение юрфака Киевского университета (университет Наташа закончила с красным дипломом, сейчас учится в аспирантуре. – Авт.). В этом году сдала экзамен в Киевской городской квалификационной дисциплинарной комиссии адвокатуры. Стала адвокатом. Для меня это событие было очень значимым.

– Не представляю, как же вы работаете?

– Многие не представляли. Прочили мне провал. Думали: «У нее не действуют руки. Как же она будет писать?» Но я научилась работать на компьютере. А если надо что-то писать, беру с собой помощника. Они спрашивали: «Она не ходит – как же она будет ездить по судам, милиции, прокуратурам?» Но я вызывала такси и брала провожатого. Они ломали голову, каким образом я буду передвигаться по коридорам. Ведь здания наших правоохранительных органов не приспособлены для инвалидных колясок. Она не проходит ни в металлоискатель на входе, ни в кабинет судьи. А заседания часто назначают на третьем-четвертом этажах суда, куда нужно добираться без лифта... В такой ситуации клиенты часто оказывались перед выбором: либо отказаться от моей правовой помощи, либо носить меня на все заседания на руках.

Я говорила: «Ищите другого адвоката». Иные уходили. Но в большинстве клиенты говорили: «Одну минуточку, Наталия Николаевна!» Снимали меня с коляски, брали на руки и несли в здание суда. Благо я маленькая, вешу 55 килограммов.

Никогда не забуду, как пришла с одним своим клиентом в милицию. Дело было возбуждено по факту ДТП. Ситуация еще та! Коляска в кабинет не проходит. Клиент со мной на руках зашел в кабинет. У следователя глаза круглые: «Боже, а это еще что?» Я невозмутимо представляюсь: «Адвокат Наталия Крук. Представитель потерпевшего». Он вздыхает: «Фу, слава Богу... А то я думал, что это еще один потерпевший в аварии!» (Смеется.) Наши люди ведь не привыкли к адвокатам на колясках. В Украине есть глухонемой адвокат, есть слепые адвокаты. Но именно такого, с такой формой ДЦП, как у меня, нет. Не всем это, правда, нравится. Однажды я почувствовала антипатию со стороны судьи. Именно потому, что я такая. И он, желая меня унизить, в протоколе в графе «место работы» написал: «инвалид I группы»...

– Вы занимаетесь уголовными делами?

– В основном, гражданскими. Я должна все-таки думать о безопасности моей семьи.

– Ваша мама сказала, что вы можете в три часа ночи подняться и уехать по вызову клиента на место происшествия. Или умчаться на неделю в командировку разбирать дело о наследстве. Личная жизнь не страдает?

– Нет. (Улыбается.) К тому же, я страшно не люблю, когда мужчина заходит на мою территорию. У меня есть свои планы, обязательства перед клиентами. И когда кто-то пытается вмешаться, не понимая важности того, что я делаю, могу ударить словом и очень больно. Адвокатура научила меня многому. Могу сказать острое слово – и попасть в самое яблочко. Характер у меня еще тот! Однажды даже сказала сестре: «Если бы я ходила, была бы такой стервой!» (Хохочет.)

– И не боитесь такое о себе рассказывать? Женихов отпугнете!

– Не боюсь! У меня вообще такой пунктик: я хочу ребенка, но не хочу замуж. Когда мне мужчины говорят о ребенке, я просто таю, у меня все внутри так теплеет. Перестаю быть юристом, а становлюсь женщиной. Врачи говорят: это возможно. Просто мой диагноз является показанием к кесареву сечению при родах. Ну а замуж, может быть, попозже. Ну не могу я в данный момент, когда мне всего двадцать семь, останавливаться на одном мужчине! (Смеется.) У меня страх постоянства. А вдруг он мне надоест, я ему надоем? И потом, я боюсь пропустить главную встречу, которая еще впереди...

Р.S. Когда материал был готов к печати, корреспонденту «ФАКТОВ» позвонила киевлянка Лиана Воробьева, которая занимается благотворительностью.

– Наташа сегодня в три часа ночи выезжала на ДТП, – рассказала Лиана. – Там уже была милиция. Наталия в течение пяти минут разобралась в ситуации быстрее гаишников и выложила им такие аргументы, что они были потрясены. Так происходит часто. У Наташи такой острый ум, быстрая реакция и безупречная логика, что ее выступление всегда производит эффект разорвавшейся бомбы, где бы она ни появлялась. Даже если дело безнадежно, всегда найдет соломинку, за которую его можно «вытащить». Я не раз уже слышала, как в суде говорят, что Наталия Николаевна – адвокат от Бога...

Лариса КРУПИНА
«Факты и комментарии», 10 ноября 2006 года


             

Версия для печати
 « Предыдущая статья  |  Следующая статья »
Последние поступления
23.08.2016 13:31
Трогательный мультфильм-история об отце, у которого родилась дочь с ДЦП
05.05.2016 15:40
В Кривом Роге создали велосипед для инвалидов с ДЦП
12.04.2016 12:24
"Я должна встать на ноги - ради дочери!" Невероятная история любви и стойкости киевлянки с ДЦП
15.03.2016 13:00
В Киеве презентовали фильм «Другой» о переселенце с ДЦП
09.02.2016 14:18
Подвиг свободы
19.08.2015 14:13
Кинопроект "Другой" призван сломать стереотип о неспособности людей с ограниченными возможностями быть успешными
18.06.2015 13:09
Уникальный способ лечения ДЦП, задержки речевого и психического развития, аутизма и энуреза - микрополяризация
Подписка
 
© Международный благотворительный фонд «Украина 3000», 2006-2016
© Разработано New Age Lab, 2006
Украинский портАл